?

Log in

Aug. 27th, 2016

на крыше нихуя не романтично и очень холодно
окурки, осколки, обрывки, остатки жизни
лужи, город до самого горизонта
смерть в двух шагах, среди мокрого ветра, дыма чужих сигарет, запаха картошки с луком из распахнутого окна кого-то, кто видит смысл и не видит меня.

Aug. 22nd, 2016

в-рокс так себе
монеточка не приехала, японцы не приехали
евреи с красным чуваком - норм, ещё этот депрессивный как там его пил капл чтоли
резиденс эй в порядке

а дома от бг и аукцыона традиционно всё наизнанку выворачивается и мозг разрывается от внутреннего крика запертого
от аукцыона как пьяная становлюсь, бг наоборот как холодный душ, жаль действует недолго

надо заехать подальше и прокричаться хорошенько

хах, у воннегута в книжке шутка про цензуру, лозунг: коммунисты проорут!

аааааааааааааааааыыыррррр

сегодня крутая была красно-белая штука, зеленая трава, синее море и всякое красивое

завтра я ещё не умру

внезапно очень смешно))
а ведь когда-то именно гена, на втором курсе, сказал: в этом городе все чьи-то бывшие
и потом он же мне сначала в кафе в кампусе а потом в автобусе вещал про астрофизику и навёл на мысль подарить паше телескоп

Aug. 18th, 2016

моя память живёт впроголодь
всматривается в лысую землю, голодно урчит
я пасусь на скалистой вершине, ищу травинки
-"что мы будем есть завтра?"
зато с этих сопок хороший вид.
если прищуриться, можно представить тебя вдали.

я не боюсь умереть и даже сойти с ума - не сильно
страшнее забыть твой смех и песни, которые ты любил.
-"мы будем есть дерьмо".

Aug. 11th, 2016

забрал вещи, которые лежали на столе
а одеколон, который я дарила, оставил
зачем я вообще его подарила? ну, как и всё, что я делаю - из эгоистических соображений
приятно, когда у человека есть какой-то воспроизводимый в памяти запах
когда паша уходил куда-то, мне нравилось надевать его одежду, душиться его одеколоном. представлять, что я - это он, входить в роль, ставить себя на его место чтобы лучше понять. не то, чтобы это чем-то помогло в итоге, скорее наоборот. но это было приятно.

Aug. 11th, 2016

и бабуля, и мама, они ведь всё прекрасно понимают
про брак, что там не будет никакой любви. бабуля так и говорит: ну да, любви не будет, но нежность и забота тоже неплохо.

звучит как приговор. тоже неплохо. русская тоска. ехать по развороченной колее, утопая в грязи, а впереди до самого горизонта - мокрые поля с расстаявшим первым снегом, прекратившимся в бурую чавкаящую слякоть. свернуть, пойти пешком, даже если в том же направлении.

они понимают всё, кроме того, почему меня даже радует, что "больше не зовут"
жаль, что их это беспокоит. наименьшее, о чём стоит беспокоиться по поводу меня.
кричать и выть

только моя глотка для этого не приспособлена

незнакомый человек написал в комментариях, что у меня глубокая депрессия и мне пора к психиатру
на улице кричит женщина, страшно кричит
как животное.
если её там будут убивать я и пальцем не пошевелю и эмоций никаких не будет

боже, боже

ыыыыыыыыыыыыыыы
ааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааа
рррррррррр


вынырнуть и дышать, вынырнуть и дышать
когда я в последний раз был счастлив? хотя бы приблизительно?
каждую минуту ощущаю давление. ноша, от которой, не избавиться.
лето, солнце. есть близкий человек, кот, гуляю даже иногда.
а мысли всё равно безрадостны и суицидальны.
говорить с кем-то об этом бессмысленно.
тяжело и больно каждую минуту жизни.
наверное со стороны выглядит так, будто я в порядке. и тогда я спрашиваю себя: а люди вокруг - что чувствуют они на самом деле, наедине с собой, когда не надо притворяться?
каждый шаг, каждое слово, каждая улыбка даётся с трудом. если не заставлять себя, лежала бы весь день мордой к стене.
денег на психотерапевта нет и не предвидится в этой жизни. снова самой себя вытаскивать.
приехала, нажаловавшись на ужасные условия и намечтавшись вслух про нормальный душ, человеческую еду и т.д. и наткнулась в квартире на непотребную ванну, в которую даже в тапочках неприятно встать, кучу грязной посуды на столе, плесень в чайнике.
блядь. если бы я не была на 100% уверена в чувствах ко мне, я бы подумала, что надо мной так изощрённо издеваются.
сдавливающее чувство заключённости в собственной голове, невозможности преодолеть ограниченности своего сознания.
всё, что я вижу и слышу - я, я, я в тысяче вариаций
как же тошно от этого
как бы хотелось хоть одну крошечную травинку увидеть такой какая она есть. не своими глазами, а глазами вселенной, бога, животного.
я бы сошёл с ума. рассматривая каждый листик, каждый клочок ткани. в детстве я могла часами этим заниматься. смотреть на что-нибудь. помню до мельчайших подробностей ковры, стены, дворы домов, где я жила в детстве. это созерцание прекрасно и противоестественно. как тогда под маркой мне открывались бесконечные коридоры смыслов, картин, и невозможно было открыть глаза, так и с этим занятием. каждый предмет, если смотреть внимательно, гипнотизирует, вводит в транс.

где же середина - внимательность, наблюдательность? почему я вечно между этими крайностями?

как просто и очевидно. то, что называют "уходом в себя" - отшельничество и всякое такое, по факту больше похоже напротив на избавление от себя, на попытку максимального объединения с миром.

глупые глупые мысли. я страдаю тут от одиночества и никогда толком не бываю одна.
не знаю. ничего не знаю. насколько это всё невыразимо и так тихо, спокойно, отдельно от меня, параллельно мне. чувствовать присутствие, но никогда не пересекаться.